Антифоны. Вторым принципиальным добавлением к чинопоследованию стали к кон
Обмен учебными материалами


Антифоны. Вторым важным добавлением к чинопоследованию стали к кон



Антифонами называли псалмы или отрывки псалмов, стихи которых при пении перемежали рефреном. В IX и X вв. это были, как правило, Псалмы 91, 92 и 94. Рефреном в Константинополе обычно пели: «Молитвами Богородицы, о Спаситель, спаси нас», «Аллилуия» и «Единородный Сын». Последнюю песнь, приписываемую, кстати, Юстиниану, иногда переносили во второй антифон, если в третьем звучал специальный рефрен к празднику.

Это нововведение произошло, по-видимому, из обычая петь три антифона в качестве самостоятельной краткой службы во время процессий, проходивших до начала литургии по особым поводам. Тогда патриарх торжественно переходил из Великой церкви в тот храм, где ему предстояло служить. Известно, что в X в. эти сопровождающие шествие антифоны считались эквивалентными обычным трем, певшимся в начале литургии, и когда процессия входила в назначенный храм, литургия там начиналась уже прямо с Трисвятого. Сам же обычай, несомненно, восходит к более ранним временам.

Как мы видели, в начале литургии и раньше было входное песнопение — псалом с рефреном, или тропарем, которым одно время служило Трисвятое. К этому единственному псалму Входа между началом VII и началом VIII вв. добавили еще два псалма, чтобы привести повседневную практику в соответствие с практикой вышеупомянутых особых случаев. Для этого, вероятно, просто взяли два стоящих в Псалтири по соседству и подходящих по содержанию псалма и присовокупили к псалму Входа. Как правило, это был Псалом 94, который подходит к случаю из-за стиха 2: «Предстанем лицу Его со славословием, в песнях воскликнем Ему». Псалом 93 сочли слишком кровожадным и пропустили, перейдя к Псалмам 91 и 92.

Тропарь «Единородный Сын», вероятно, сопровождал в качестве рефрена Псалом 94, когда тот пели как входное песнопение. Надо полагать, он в какой-то момент вытеснил Трисвятое, которое, впрочем, сохранило свое место в литургии, хотя и потеряло сопровождаемый им псалом, и теперь лишь манера исполнения намекает на его былую функцию.

Нам неизвестно, читались ли сопровождающие антифоны молитвы вслух или про себя. Возможно, что одно время их все-таки произносили громко, вслед за диаконским призывом «Господу помолимся». Так называемая Малая ектения, которую начиная с X в. читали перед вторым и третьим антифонами, могла первоначально просто развивать это приглашение, сопровождая собственно молитву, когда ту стали читать про себя.

На протяжении нескольких столетий три антифона не рассматривали как непременную часть литургии. Их могли опускать, когда литургии предшествовала упомянутая процессия, независимо от того, пели их во время шествия или нет; кроме того, вплоть до XII в. в Константинополе патриарх входил в храм только при пении третьего антифона. Но сам тот факт, что их ввели в обиход, имел важные последствия: это означало, что литургия уже начиналась не с входа священнослужителей, не говоря о народе. В те годы, видимо, люди собирались в храме до начала литургии. Церемониально входили в церковь только священнослужители, и только после начала службы. Несмотря на то что в больших столичных храмах с большим числом служителей епископ действительно входил в церковь только при третьем антифоне, еще в начале VIII в. Герман мог упомянуть о том, что Евангелие вносят именно в этот момент. На протяжении столетий его вносили в храм со входной процессией, но теперь это начинают воспринимать как главное содержание Входа.



В храмах, где не было отдельного, пристроенного сосудохранилища, вход изменялся еще больше. В послеиконоборческий период церкви обычно строили с двумя боковыми апсидами, примыкающими к большой, алтарной. В северной стали служить Проскомидию, в южной — хранить облачения, книги и литургические принадлежности. В таких храмах приготовление хлеба и вина совершали теперь священники, причем можно с уверенностью сказать, что делали они это во время первых двух антифонов. Вход священников с Евангелием стал просто шествием из апсиды, где служили Проскомидию, в алтарь через храм. То, что было во времена Максима настоящим Входом, превращалось в то, что стало в окончательном варианте византийской литургии так называемым «Малым входом». Это превращение к началу IX в. уже началось, если не в столице, то в провинции. Таким образом, молитва входа стала сопровождать вход не в храм, а в алтарь. Возможно, что это отражено во входной молитве второго чина Кодекса Барберини — той, которая сохранилась в нынешней православной литургии, поскольку в ней говорится о входе ангелов, что скорее соответствует входу клира в алтарь, чем народа — в храм.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная